Славная армия, выстроившаяся" />

Впечатления

На мой взгляд, это самое достоверное изложение окончания "Войны Кольца".

Славная армия, выстроившаяся перед Черными Воротами, уже не насчитывала прежних тысяч бойцов. Говоря точнее, она насчитывала семерых, да и это число могло бы быть меньшим, если бы семеро мериносов не исхитрились удрать, бросив своих ездоков на произвол судьбы. Артопед со всеми предосторожностями оглядел Черные Ворота Фордора. Высокие, во много раз выше человеческого роста, они были покрашены в яркую красную краску. На обеих половинках значилось "ВЫХОД".

- Они появятся вон оттуда, - объяснил Артопед. - Пора развернуть боевое знамя. Запасливый Гельфанд с готовностью вытащил любимый бильярдный кий и привязал к нему белую простыню.

- Но это не наше знамя, - сказал Артопед.

- А может, заложимся? - сказал Гимлер.

- Лучше Сыроед, чем всем на тот свет, - сказал Гельфанд, торопливо перековывая свой меч на орало.

Внезапно глаза Артопеда полезли на лоб.

- Воззрите! - вскричал он.

На черных башнях взвились черные флаги, и Ворота раззявились, подобно сердитой пасти, воззжелавшей стравить злую блевотину. Из пасти струей полилась армия, подобной которой никогда еще не было видано на свете. Впереди неслись оголтелые урки, размахивая велосипедными цепями и колесными монтировками, за ними следовали слабоумные и пучеглазые эльфийские подменыши, душевнобольные зомби и ошалелые от чумки вервольфы. По пятам за этой нечистью маршировали восемь дюжин грифонов в тяжелых доспехах, отбивали гусиный шаг три тысячи мумий и громыхали на моторных бобслеях отвратительные снежные бабы; а с флангов их подпирали шесть рот пускающих слюни вурдалаков, восемьдесят поджарых вампиров (все в белых фраках) и Призрак Оперы. Небо над их головами застилали жестокие черные пеликаны, комнатные мухи размером с гараж на два автомобиля и Страшная Птица Рух. Все больше и больше недругов различных родов и видов вываливалось из Ворот: тут были и шестиногие диплодоки, и Чудище озера Лох-Несс, и Кинг-Конг, и Годзилла, и Тварь из Черной Лагуны, и Миллионоочитый Зверь, и всякого рода субфилюмы гигантских насекомых, и Нечто, и Это, и Она, и Они и Фиолетовый Шар. Ужасный шум, поднимаемый ими, пробудил бы и мертвых, если бы мертвые уже не шагали в задних рядах.

- Воззрите, - вновь предупредил соратников Артопед, - враг приближается.

Гельфанд железной рукой вцепился в свой кий, а прочие сгрудились вкруг него - последняя, мелко вздрагивающая, но еще живая картина перед кошмарной резней.

- Прощайте, - просипел Артопед. - Мы падем как герои.

- Быть может, - всхлипнул Мопси, - мы еще встретимся в каком-нибудь мире получше.

- Долго такого искать не придется, - согласился, подписывая завещание, Пепси.

- Воззрите! - вскричал Артопед, поднимаясь с колен.

- Еще раз скажет "воззрите", я его сам удавлю, - проворчал Гимлер. Но все взоры уже устремились туда, куда указывал дрожащий мизинец Короля-Скитальца. Яркий красновато-коричневый туман затягивал небо, и могучий порыв ветра донес ясное "блям", издаваемое некоторыми Кольцами, когда с их помощью вызывают призрака. Черные шеренги содрогнулись на марше, замерли, задергались. Внезапно вверху послышались предсмертные вопли, и черные пеликаны посыпались с неба вместе с Черными Всадниками, отчаянно рвущими кольца своих парашютов. Урковы орды взвизгнули, побросали монтировки, и сверкая пятками, понеслись к открытым воротам. Но едва только урки со своими чешуйчатыми союзниками кинулись к укрытиям, как все они, словно по волшебству, обратились в чесночные столбы. Страшная армия сгинула, и все что осталось от нее - это несколько белых мышей да раскисшая тыква.

Отлично, без вопросов. Купил в бумаге, регулярно перечитываю.

Эта книга, конечно же, не является шедевром и вряд ли её содержание можно надолго запомнить, но присутствуют в ней мысли и идеи, заслуживающие внимания и западающие в самую душу, которые заставляют призадуматься над поступками людей. В наше время слишком много равнодушия абсолютно ко всему: попадёт человек в беду, а помощи никто не окажет, рассчитывать не на кого. А если повезёт и найдётся кто-нибудь, пришедший на выручку другим, то за свою помощь такой герой получит лишь проблемы. Так вот в этой книге хорошо описано, как может "выйти боком" подобная человечность. Но каждый сам для себя решает, как жить и сколько пятен оставить на своей совести.

Пять баллов. За правильного ГГ.

КНИГА ХОРОШАЯ ВСЕМ РЕКОМЕНДУЮ

В целом если не считать "божественные способности" ГГ книга написана очень даже хорошо. Суть: ГГ "заканчивающий жизнь" в нашем мире в возрасте пенсионера обладающего некими зачатками способности влиять на карму (в стиле "А. Лазарева-Диагностика кармы") умирает и "очухивается" в теле наследника царя запомнившегося нам как "прообраз" И. В. С в средневековье. В общем ГГ начинает плановую работу по становлению себя в "божественном и государственных смыслах" во всю пользуясь своим не хило развившимся даром. В целом несмотря на наличие таких "бонусов" ГГ не ведет себя в стиле "пуп земли" а сама книга написана "более менее реалистично" без всяких там закидонов.





  • Меню